Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:08 

Норрис

Eldret
- Доброй ночи, профессор. Можно к вам?
Мак’Гонагалл оторвалась от бумаг и взглянула на Гермиону. Та вежливо поклонилась.
- Гермиона, что-то случилось?
Случиться могло многое, как минимум, битва отгремела вот только что. Сама Минерва пошла в столь знакомый ректорский кабинет, в основном, для того, чтоб посмотреть, насколько его испортил Волдеморт, и только потом втянулась в просмотр бумаг. Некоторые папки остались ещё от предшественника Дамблдора, другие были аккуратно сшиты Реддлом. Дорвавшись до власти над Хогвардсом, тот всё-таки старался быть не только властью, но и управлять. По сравнению с тем бедламом, в который превратилось здание школы, бумаги были почти в порядке. Впрочем, в бумагах восстаний не происходило.
- Нет, просто я школу закончила. И вспомнила, как мне было тяжело вначале, когда я только привыкала. Я хотела спросить, почему обучение в Хогвардсе так отличается от маггловских школ? Почему мы так мало уделяем времени лекциям, а в основном заняты практикой, причём, зачастую, просто практикуем то, что записано? У магглов в нашем возрасте уже бы занялись чем-то, сравнимым с созданием собственных заклятий, но в Хогвардсе этим занимались, кажется, только на Когтевране, да и то не все. Ну и Фред с Джорджем....
Фред с Джорджем изобрели больше заклятий, чем любой известный Мак’Гонагалл маг до трёхсот лет. В основном потому, что нормальные маги в таких заклятиях не нуждались, а ненормальные - смогли бы создать хоть что-то новое только по счастливой случайности. Голова у близнецов работала, хоть её и несло. Впрочем, Минерва с горечью вспомнила, что это было нормой для трёх факультетов - что-то новое, обложившись книгами, создавали самородки. Уизли, Снейп, Люпин, ещё десяток магов - за сорок лет, которые она провела в Хогвардсе ученицей и преподавателем, двух десятков изобретателей бы не набралось.
- Традиция, - профессор вынырнула из воспоминаний. - А сильно отличается? Я в маггловскую школу не ходила.
- Сильно, - серьёзно кивнула Гермиона. - У нас в Хогвардсе мало обьясняют. Очень мало теории - преподают практические навыки. Профессор, на трансфигурации вы преподавали нам, как, а не что происходит. Рон не имеет представления, к примеру, на что воздействует и на чём построен принцип анимагии. Я знаю, как действуют безоары, но почему они так действуют, боюсь, знал только профессор Снейп. В учебнике этого нет, в нашей библиотеке почему-то тоже.
- То, что ты описываешь, это старшие курсы Когтеврана, - вздохнула Мак’Гонагалл. Бывшая ученица своими вопросами дала ответ на её вопрос, но поставила ещё больше. Например, что с этим делать. - Честно говоря, я не знаю. Никогда не увлекалась ядоварением. Про обучение... хотела бы я спросить у ректора - Минерва запнулась. Дамблдор был мёртв уже год, но этот кабинет ещё хранил его отпечаток. Снейп, затем Волдеморт почти ничего тут не поменяли. - Он бы нашёл ответ.
Гермиона наклонила голову, её глаза расширились в удивлении. Видимо, придя сюда, она ожидала много разных ответов, но не простого - "я не знаю"
- Но... как? Мы учимся годами. Работает не одна школа. И всё... потому что традиция?
- Любая традиция имеет под собой основание. Эта - тоже. К сожалению, редко кто вникает в то, откуда взялось основание, - голос был тих, а английский язык, на котором заговорили, сбивал какой-то мяукающий акцент. На леснице, ведущей на второй этаж кабинета, сидела миссис Норрис, и огонь свечей играл в красных глазах.
Гермиона потеряла дар речи. Мак’Гонагалл, шотландка до мозга костей, среагировала быстрей и резче.
- Кто вы такая? Осторожней, вы можете повредить кошке, разговаривая через неё! Речевой аппарат кошки не годится для человеческой речи!
- Я знаю. Это тело я создавала под себя, - ответила кошка. Она села на ступеньках и спокойно продолжила, как будто читала лекцию. - Чтоб понять настоящее, нужно заглянуть в прошлое и там поискать ответ на вопросы о традициях. Когда четыре волшебника создавали Хогвардс, по-другому ещё никто и не умел. Каменный век образования, вы бы сказали, но да, до нас никто и не пытался передавать знания не в семье, от учителя к ученику. Мы создали специализацию учителей, ну, как умели. Что-то взяли от практики друидского круга, что-то принёс из своего клана Годрик, у него было несколько родственников, которые его учили. Даже должность ректора появилась тогда, когда мужчины ушли и Пенелопа искала новых преподавателей. Мы не умели по-другому, да и по-другому почти не получается.
- А почему не изменились потом? Теория магии ведь развивается, - вступила в разговор Гермиона.
- Обучение сначала теории приводит к попыткам конструировать свои заклинания на младших курсах. Я на это натолкнулась почти сразу. Ученикам можно было втолковать не применять семейные заклятия, домашние в этом сильно помогали, но если кто начинал эксперименты, появлялось соревнование, и рано или поздно кто-то взрывался. Смертное проклятие, Тартарус, Левикорпус, даже гравитацию как-то в башне поменяли, так что крыша улетела и рухнула в лес. Пенелопа была в ярости.
- Семейные заклятия? - поинтересовалась Гермиона. Она примерно понимала, о чём речь, но не спросить было выше её сил, раз уж зашла речь.
- В те времена все знания передавались в семьях. Если в семье рождалось новое заклятие, ему учили внутри семьи, и дальше оно шло разве что при хвастовстве или на войне. Ну или как товар при обмене. Новое боевое заклятие стоило и несколько тысяч галлеонов, - сказала Мак’Гонагалл. Для её клана это был вчерашний день, но паре таких вещей её дома научили. Полезные - и смертельные. - Хогвардс организовали четыре волшебника, которые сложили свои знания и набирали учеников отовсюду.
- Годрик хотел облагодетельствовать мир. Салазар перессорился со своей роднёй. Пенелопу Клиодна в тот момент выжила из круга. Кандида желала изобретать в большой компании, хотя Салазар и шутил, что купил её помощь за книги. Как молоды мы тогда были...
Кошка вздохнула. Её тень подёрнулась дымкой, изменилась, и глазам присутствующих предстала высокая седая женщина, одетая в посеревшее от времени платье. На широком поясе висела чернильница, сумочка для дневника была пуста. Ни палочки, ни места для неё, ни карманов на одежде не было. Глаза, красные, усталые, обведённые морщинами, иронично смотрели на собеседниц.
- То есть, если учить теории...
- То её применяют на практике с непредсказуемыми последстивями. К сожалению, на первых курсах мы регулярно теряли учеников, поэтому остальные мне просто запретили, - вздохнула уже женщина. - Я могла объяснять только тем, у кого хватало самоконтроля не практиковаться вне аудитории со мной - это курс так пятый. Основная задача преподавателя у нас ведь не научить, вы сами учитесь, а...
- Подстраховать, чтоб не убились? - воскликнула Гермиона в ужасе. - И всё? Но как же так, ведь не все наши преподаватели даже палочки-то имеют!
- Зельевары носят с собой безоары, а на истории ещё никто не подорвался, - меланхолично высказалась Минерва. Что-то с собой от скуки на уроке Бинса сделали только однажды. И как бы это ни было громко, всё-таки никто не пострадал. - То есть получается, что мы повторяем пройденное, да?
- Можете изменить, госпожа ректор, - Мак’Гонагалл дёрнулась как от удара, но тихий голос серой "кошки" не содержал ни издевки, ни угрозы. Просто констатация факта. - Это в ваших возможностях, если остальные преподаватели справятся. А вне аудитории - может, повезёт.
- Я не ректор, - шотландка справилась с собой. - Министерство кого-то назначит, я думаю.
Тут уже дёрнулась женщина. Голосом, в котором наконец пропал кошачий, вкрадчиво-мяукающий акцент, она резко сказала:
- Министервство не будет назначать ректора Хогвардса. Пока я жива, куча неизвестно кем назначенных чинуш не будут решать, чему тут учат. Пусть свою школу организовывают.
- Простите, - вежливо спросила Гермиона. - А почему? Там же умные люди собрались, разве нет? Чем совет попечителей лучше министерства?
Профессор Мак’Гонагалл вздохнула. Эту часть проблемы она знала изнутри, Альбус часто говорил об этом.
- Попечители, во-первых, взялись за это добровольно, а чиновник может и закрыть нас просто от головной боли. Попечители редко вмешиваются во внутренние дела школы, сами у нас учились, а министр регулярно порывается или что-то запретить, или улучшить. Но при этом его идеи на уровне твоих, а отвечать ректору, если кто подорвётся.
- Ну и они, помаявшись раз, другой, могут взять и назначить привидение. И так историю испортили, и Гриндевальда уже в школьном курсе нет, - "кошка" сказала, как сплюнула.
- А им что-то может помешать меня снять? - чуть с грустью спросила Минерва. - Назначение ректора утверждается министерством...
- Да. А школа - частная собственность Круга друидов и моя. Годрик не женился. Род потомков Салазара пресёкся сегодня. Поэтому я, Кандида Когтевран, могу сказать - если они вмешаются, я выкину их отсюда. Физически, а потом судом. А наследники Пенелопы меня поддержат, - казалось, женщина стала выше ростом, произнеся это. Она выпрямилась, морщины разгладились, в волосах заиграл цвет, хоть и ненадолго.
- Физически?, - удивлённо спросила Гермиона. - Как Волдеморт?
- Как Гриндевальд, - фыркнула Кандида, - По верованиям друидов, мать властна над своими детьми, а я - над своим творением. Они не мешают мне делать в Хогвардсе то, что я хочу, но если их наследство попытаются конфисковать... министру не понравится.
- Запретят... нет, это потребует кордона вокруг школы... - покатала эту идею на языке Гермиона. - Организуют свою... но традиция за эту... отзовут учителей?
Мак’Гонагалл засмеялась.
- Мы все работаем в Хогвардсе, потому что хотим работать именно здесь. Энтузиасты. Зачем уходить куда-то, если здесь всё привычно. Но, Кандида, а чем плохо привидение? Не Бинс, как таковой, а ректор? С его опытом...
- Видела я этот опыт - друиды до сих пор отойти не могут, - резко сказала та.
- Привидение? У друидов? - друиды были жизнью, лесом, материальным. Полулегендарный Круг друидов был душой лесов Англии ещё со времён, когда миры магов и магглов не разделились. В разуме Гермионы Грейнджер дальше них от привидений и вообще потустороннего не стоял никто.
- Нет. Просто призрак не меняется, и даже смерть его не уберёт. А полная неизменность в течение долгого времени вредит делу, особенно если в начале консерватор был хорошим вожаком и новатором. Потом этот дуб стоит на пути прогресса, а зачастую последствия такого отзываются очень надолго.
- Поэтому вы сами ушли с поста ректора? - спросила Минерва.
- Вы это наблюдали? - задала свой вопрос Гермиона. Кандида вздохнула и начала рассказывать.
- Это началось тогда, когда Клиодна из леса Хорнсби выжила свою молодую соперницу из круга. Ну как выжила - просто игнорировала. Тогда Клио была на пике своих возможностей, лес дышал её дыханием, поэтому Пенелопа поискала себе другое занятие. Нашла, к нашей радости. Потом почти сотню лет учила и ректорствовала, пока не решила, что время настало. У Круга - странная структура, сам Круг наполовину состоит из уважаемых личностей пополняемых методом кооптации, а наполовину - из бойцов, сменяющих друг друга в поединках. И, в принципе, хоть главу Круга и избирает Круг, вариант поединка тоже возможен. Пенни стала главой друидов за два поединка - с её опытом и умениями она была великолепным лидером. Первые пол-столетия, пока ещё была жива Клиодна, это была борьба идей, ещё три поединка, споры... Пенелопа изобретала, работала, открыла новое в старом. А потом лучшее стало худшим. Сменить магессу, способную сломать палочку сопернице движением голой руки, знающую сотни заклятий, умелую и опытную никто не мог два столетия, пока стремительный поток её мыслей не превратился в болото. Врождённый интеллект, тот, который отвечает за инновации, достигает своего максимума в двадцать пять - тридцать лет, потом непрерывно снижается. Кристаллизованный, отвечающий за опыт, умения - может непрерывно расти, но он консервативен. Новое не пробивается в разуме старика, мне было примерно четыреста, когда я изобрела сама последнее новое заклинание. Потом - только доработка идей кого-то другого, разбор случайного прозрения ученика. То, зачем я ещё здесь. Пенни дубом стала на реке, и дуб этот был так велик, что последствия друиды ощущают до сих пор.
- А... И в чём они? Почему никто не мог её сместить голосованием? - Гермиона вновь почувствовала себя на своём месте - на умной лекции.
- Она просто снова побеждала главу круга. Умения хватало, сил тоже. Нормально для колдовства без палочки не хватает сил, у ребёнка такая вспышка способностей забирает способности надолго, но с возрастом наши заклинания всё более и более точны и менее энергоёмки. Ну и у друидов в лесу мощный дополнительный источник. Сочетание этих двух факторов сделало возможным уникальную вещь - "младенческая" магия одолевала "университетскую". Пенелопа ломала палочки голой рукой, вышвыривала из круга анимагов, ставила великолепные защиты - и высмеивала, выискивая дыры в сыроватых теориях, всех, кто искал что-то, что ей казалось лишним. Но ширина взглядов с возрастом ушла, без боевого мастерства, к сожалению. Для того, чтоб через два столетия сменить её, друид-победитель ушёл в каменный век магии.
- Посох друида, - произнесла Мак’Гонагалл. Она эти атрибуты видела и даже пробовала применять. - Тяжёлый, неудобный...
- Но у него есть два приемущества. Его нельзя сломать заклятием, и он позволяет высвобождать намного больше энергии, чем палочка. Мерлин с помощью посоха вышиб из схватки Клиодну, вложив в заклятие энергию, способную передвинуть Хогвардс. Это немногие могут, а уж чтоб творить искусную вязь пятикилограммовым куском дерева... - усмехнулась Кандида. Краски с волос ушли снова, но глаза сияли. Разговор ей, видимо, нравился. - Друиды до сих пор не могут уйти от посохов. Изящество, тонкие заклятия... всё по боку, сила решает.
- И вы ушли с поста ректора, когда это увидели? - продолжила расспросы Гермиона. Если бы эта женщина преподавала историю магии! Каким контрастом были её слова и монотонное бубнение Бинса!
- Да. Я ничего не могла дать нового. Подбор учителей тоже мог стать зависим от их удобства, - Кандида иронично сощурилась. - Уйти я не могла, здесь были ученики, которые давали мне идеи. Остаться значило сделать так, что ректора бы оглядывались на меня. И я осталась... кошкой. Ректора были, в более чем половине случаев, не в курсе. А вот такие незаметные люди, сквибы, как Филч, старые маги, неудачные ученики, оставшиеся тут как Хагрид - они работали тут. И у них была кошка. Просто серая кошка, которая ходит по всей школе, сидит в аудиториях и лабораториях, и иногда рядом с ней происходят чудеса.
Кандида взмахнула рукой, как будто её тонкие пальцы и были палочкой, и слевитировала Шляпу. Та важно заявила:
- Рада видеть, Кандида.
- Ну что, старушка, как думаешь, мы убедим эту шотландку, что она лучший ректор для школы?
Шляпа не успела ответить, когда Гермиона выдохнула:
- Да. Как и вы - идеальный преподаватель истории, госпожа Когтевран.
Новая ректор и старая преподавательница посмотрела на новую преподавательницу и старого ректора. Обе рассмеялись.
Весенний дождь капал за окном на покосившиеся крыши и поломанные стены.
Жизнь продолжалась.


@темы: гарри поттер, размышления, творчество

URL
Комментарии
2016-08-30 в 16:34 

pani Volha
Vari et mutabile semper femina
Eldret, автор, браво!!
Хоть кто-то эту тему поднял, меня она плющила с момента прочтения))

2016-08-30 в 23:17 

Eldret
Спасибо. Какую именно? Самой кошки или странной организации образования?

URL
2016-08-31 в 00:41 

pani Volha
Vari et mutabile semper femina
Eldret, второе. Потому как у меня подобная система ничего, кроме фейспалма, не вызывала.
впрочем, учитывая некоторые особенности британской системы образования в реальном мире - все вполне логично - ЕВГ

   

Додзе Белого волка

главная