Собственно, я наконец нашел ту тему, которую имеет смысл писать в дневник.
Легенды персоонажей в настолках.

Сообственно, начинаю с самого молодого.

Под крылом сокола мерно пролетали поля и перелески. Летал Киаррен еще медленно, и, будем честными - достаточно плохо. Во всяком случае, Китти вертелась вокруг более крупного летуна, комментируя в меру своего невеликого ума его полет. Киаррен был друидом, корорый только учился нормально летать. А Китти - разумным соколом, для которой полет был так же естественен, как дыхание. Общались они на соколином - в облике сокола говорить нормально друид не мог, и то, что он научил Китти эльфийскому, положения не спасало.
- А там человек по полю идет. Лиса из дома нелетающих нелетающего тащит - голосистого. Кабан на край леса вышел - комментировала Китти.
- Лети посмотри, что за человек - послал ее Киаррен. Сокола вообще молчаливы - но возможностью пообщаться с ним соколица пользовалась, когда могла. Она не так давно научилась по настоящему говорить - и, как всякая женщина, была рада применить это умение. Обычение основам эльфийского сделало ее незаменимой помошницей, но у всего есть своя отрицательная сторона.
Он опустился на опушку леса и перекинулся. Высокая стройная фигура, закуталась в длинный тяжелый плащ, собранный из листьев. Эльф был черноволос, темноглаз и молод, особенно по меркам своего народа. Острые скулы были обветрены, как у того кто либо долго плавал по морю, либо жил в горах или на севере. На поясе друида висел длинный прямой клинок, для эльфов обычный, хоть и необычний для этой профессии. За спиной в чехле висел усиленный композитный лук.
Соколица вспорхнула на плечо, где специально для нее был укреплен усиленный наплечник.

Он пошел вдоль поля, спокойно и достаточно быстро, учитывая высокие кусты, в изобилии росшие на опушке своеобразной живой изгородью. Деревня, в которую он направлялся, была недалеко, но появившись там в облике сокола, он скорее напугал бы жителей. А так он вызывал в окреных селениях очень смешанные чувства - графский лекарь, который лечит крестьян, не беря платы это необычно и хорошо, но друид, милосью графа выживший из ближнего леса углежога - отнюдь нет. Он распологал к себе мягким голосом, вежливостью и манерами - но отталкивал инакостью, странной властью лекаря-друида и тем, что лесные звери были для него ближе людей. Он получал зарплату в замке, и был графским слугой - но командовать ловчими отказывался, только контролировать (а точнее активно мешать, с их точки зрения) этих двух молодых парней. Вот и сейчас во время этого облета он увидел - все в порядке, оглоеды охотятся, крестьяне пашут, лес растет, а граф получит свою дичь. Если не получиться у молодежи - то у Китти уже получилось, забежавший на поле заяц был скогтян и привешен к поясу. А если получиться - то дичь все равно не пропадет, собственный стол Киаррен тоже ценил. И вышедший из лесу кабан его тоже заинтересовал - и по гастрономическим характеристикам тоже. Хотя намного правильнее было его отсюда шугануть - и крестьянам польза, и зверю. Киаррен не делал предпочтений.

@темы: АДнД, Персоонажи